Бей своих, чтоб чужие боялись! А свои ли, хочется спросить, бьют??? Приблизительно так в последние несколько месяцев выглядели в СМИ нападки на Украинский государственный центр радиочастот (УГЦР), организованные компанией, принадлежащей С. Зварыч. Создается впечатление, что эта компания задалась целью во что бы то ни стало развалить УГЦР. Вольно или не вольно на помощь этой компании пришли законодатели. Принятый ВР в конце апреля резонансный законопроект под номером 2436, по сути, должен вовсе «похоронить» созданную УГЦР систему мониторинга кодов IMEI (АИСУИТУ), приносившую казне более 1 млрд. грн. ежегодно.

Предполагалось, что помимо серьезного наполнения госбюджета, отечественная новация поможет эффективно бороться также и с кражами телефонов. Почему задуманное и практически выведенное на финишную прямую социально значимое изобретение не удалось воплотить в жизнь, и не грозит ли в связи с этим УГЦР, так сказать, «технический нокаут», рассказывает его начальник Павел Слободянюк.

– Павел Васильевич, история с принятием законопроекта Радой похожа на классический сюжет, когда на самом завершающем и предсказуемом этапе повествования вдруг возникает неожиданная развязка. В нашем случае – когда в выверенный и согласованный документ случайным человеком буквально в последний момент вносится небольшая правка, кардинально меняющая его суть и значение. Как такое вообще возможно?

– Как видите, возможно. Практика принятия многих законопроектов и судьбоносных решений в нашем парламенте, как говорится, на слух или с чистого листа, к большому сожалению, сильно укоренилась. И, что особенно недопустимо, превалирует тут чисто субъективный, личностный фактор, выполняются заказы определенных бизнес-структур. Не учитываются ни мнение экспертов, ни то, что законопроект предварительно прошел согласование в компетентных ведомствах, ни интересы государства, ни представленные технические и экономические обоснования… Что это – незнание и непонимание законодателями сути вопроса, преследование личных бизнес интересов или выполнение заказа? Откровенно, за Державу обидно!

– Каковы могут быть дальнейшие шаги? Есть ли вероятность «отыграть мяч»?

– Надо, на наш взгляд, вернуться к рассмотрению этого вопроса. Должен возобладать здравый смысл! Будем пробовать снова убеждать, доказывать. И лучше это делать на конкретных цифрах и фактах. Ведь НКРСИ и УГЦР ведут деятельность исключительно в интересах общества, в интересах каждого нашего гражданина, а не действуют во вред ему. К тому же, и наше предприятие в определенной степени уникальное, обладающее высокой технологической и технической оснащенностью. Достаточно сказать, что за 10 лет нами в Украине создана одна из лучших систем радиомониторинга в мире. Даже россияне это признают. Доход предприятия за эти годы поднят в 12 раз. Ежегодно мы платим почти 250 млн. грн. налогов!

– Еще до принятия закона в ВР, он вызывал массу споров – мол, УГЦР хочет взять на себя несвойственные ему функции, расширить полномочия…

– На самом деле, это неправда. Ни одной дополнительной функции этот законопроект УГЦР не предоставлял. Наоборот – упрощались регуляторные процедуры ввоза из-за границы радиоэлектронных средств, сокращались сроки, предусматривался переход на электронный документооборот между УГЦР, таможней и импортерами. В итоге был найден компромиссный вариант. Согласно законопроекту, о котором мы говорим, предполагалось, что после определенного переходного периода вообще отпадет необходимость обращаться в УГЦР при оформлении ввоза из-за границы радиосредств. Но в то же время, понимали, что при абсолютно бесконтрольном их ввозе мы вернемся к тому, что на рынке Украины будут продавать, а значит и использовать любые радиоэлектронные средства, в том числе и те, которые использовать в Украине нельзя. Могу привести пример: в начале 2000-х годов из-за бесконтрольного ввоза домашних радиотелефонов было «убито» около 10 каналов GSM – настолько был замусорен эфир радиопомехами от этих телефонов, что известный сотовый оператор не мог использовать эти каналы и развивать сеть. Кстати, и сейчас постоянно предпринимаются попытки ввоза радиоэлектронных средств, которые просто опасны для жизни.

При этом нельзя выпускать из виду и довольно важный экономический аспект – госбюджет получает каждый год от легальных импортеров в качестве оплаты НДС более 1 млрд. грн.

Легальные импортеры, а таких большинство, ввозят мобильные телефоны легальных производителей. А другие импортеры нелегально ввозят дешевые подделки мобильных телефонов, а деньги платят не в госбюджет, а в карманы таможенникам. И потом продают эти телефоны по цене качественного, испытанного, законно ввезенного мобильного телефона. Скорее всего, они и оплачивают раздувание истерики в прессе об ущемлении их прав.

Напрашивается естественный вопрос к потенциальному покупателю мобильного телефона: вы за свои деньги хотите получить качественный, надежный, безопасный телефон или его некачественную, ненадежную и опасную для здоровья подделку. Созданная в УГЦР система учета кодов IMEI позволяет оградить украинский рынок от таких. Поэтому мы предложили пойти следующим путем: если разрешения ликвидируют, то будет создан реестр, в котором разместят те типы радиоэлектронных средств, которые разрешены для применения (и ввоза) в Украине. Если мобильный телефон в этом списке присутствует – ввозите. Но при этом импортер все равно должен в обязательном порядке задекларировать товар на таможне, а та должна нас об этом известить.

Мы же обязаны в течение 10 дней получить от импортера коды IMEI, чтобы внести их в базу, и чтобы любой гражданин Украины мог совершенно бесплатно при покупке телефона проверить – легально он поступил в Украину, или это контрабандный, а потому с большой вероятностью и контрафактный (поддельный) товар, который в последствии создаст как технические проблемы, так и проблемы здоровью. Это, как видите, защита интересов законопослушных импортеров и потребителей. Кстати, ни у одного из крупных законопослушных импортеров не вызвали протеста предложенные законопроектом изменения в Закон Украины «Про радиочастотный ресурс Украины».

– Но речь идет ведь не только о мобильных телефонах…

– Да, мы говорим о любых радиоэлектронных средствах. Главная задача нашей деятельности – это обеспечение эффективного использования радиочастотного ресурса и интересах всех пользователей. Любое средство, в котором есть излучающий модуль, а на сегодня он находится чуть ли не в каждом втором изделии – уже и в холодильниках есть, и в магнитолах – мы берем на контроль. Пожалуйста, ввозите, но с задекларированными параметрами, чтобы они не создавали помех работе других средств.

– Ходило мнение – его распространял ряд СМИ – что введение реестра будет, наоборот, способствовать контрабанде РЭС. Мол, достаточно внести в реестр «серые» телефоны и они тут же станут «белыми»…

– Такой подход муссируют два человека – Светлана Зварыч и Иван Петухов. Действуют чисто по-геббельсовски – ври как можно больше. Рассчитывают, что большая часть сказанного будет опровергнута, но останется какой-то осадок, и люди будут думать, что что-то там есть!

В системе обеспечен как административный, так и технический контроль всех действий наших операторов. Любой импортер, обращаясь к нам по поводу внесения кода IMEI в «белый» список, к заявлению установленной формы обязательно прилагает заверенную копию таможенной декларации. По ней мы сверяем, на что получено разрешение, ввез ли импортер разрешенные средства и сколько ввез. Кроме того, импортер подает компакт-диск, на котором записаны коды IMEI, которые только с диска могут быть внесены в нашу базу. В ручном режиме оператор не может внести в базу ни одного кода IMEI, а каждый свой шаг в системе оператор подтверждает электронной цифровой подписью. Другого пути нет. Неоднократные проверки компетентными органами не обнаружили ни только таких незаконных действий, но и возможности их осуществлений.

– Вы упомянули Светлану Зварыч, с которой связана еще одна резонансная история – относительно авторских прав на разработку системы отслеживания IMEI-кодов мобильных телефонов. Чье же это детище на самом деле?

– Украинского государства. Хотя г-жа Зварыч и пытается это опровергнуть. Но у нас есть договор на создание системы, согласно которому все имущественные права интеллектуальной собственности на объекты, что могут быть созданы в процессе выполнения работ по договору принадлежат заказчику (УГЦР) с даты приемки результатов этих работ, а это произошло еще в ионе 2009 года. Как говорится, комментарии излишни.

– Но чего добивается С. Зварыч?

– Насколько я могу предположить, ее цель – поменять руководство, поставить сюда своего человека. Это позволит, используя наши наработки, но уже в обход государства, торговать системами мониторинга кодов IMEIна международном рынке, как говорится, оптом и в розницу. Кроме того, на протяжении последних двух лет компания УНИС инициирует модернизацию создание дополнительных функций АИСУМТУ, тогда как законодательство не дает нам возможности такую модернизацию выполнить. Причем, суммы, которые она хочет за это получить, просто космические. Мы же не видим в этом необходимости. «Свой» же человек из ее команды, как мы предполагаем, сможет быстро подписать договоры на все эти безумные суммы и даст возможность торговать этими работами за рубежом.

– О каких суммах идет речь?

– Назывались совершенно нереальные суммы, начиная от 30 млн. грн. Хотя, работы по созданию предлагаемых дополнительных элементов этой системы стоят значительно дешевле.

– Как сейчас обстоят дела с «серым» импортом телефонов?

– В первые годы после внедрения базы IMEI-кодов контрабанду снизили до уровня 2-3%. Активно анонсировали, что в ближайшее время будет принят закон, который обяжет операторов мобильных коммуникаций отключать телефоны, находящиеся в «черном» списке. Но потом в течение трех лет, несмотря на то, что мы трижды подавали проект закона, обязывающий операторов отключать телефоны из «черных» списков, этот закон так и не был принят. В результате, пользователи и недобросовестные импортеры попросту поняли, что никто ничего отключать не будет и … пошла контрабанда.

– Каков сейчас процент контрабанды?

– У нас есть два способа оценки этого показателя. Первый – это данные независимых экспертов рынка, второй – результаты нашей базы данных кодов IMEI. Они дают примерно одинаковый результат – 20-23%. Из-за этого государством в 2013 году было потеряно 300-330 млн. грн.

– Есть ли какая-то перспектива принятия закона об отключении мобильных телефонов?

– На мой взгляд, шансы возродить закон довольно высоки. Они сейчас даже усилились в связи с последними событиями, которые показали, что в Украине практически отсутствует управление самой массовой связью – мобильной. Особенно учитывая то, что мы прекрасно знаем, чьими, по сути, являются два крупнейших оператора. Я убежден, что такой закон в Украине должен быть. Страна должна иметь возможность управлять своим информационным пространством и своим радиочастотным ресурсом.

– А как в других странах борются с контрабандой, если у них нет аналогичной системы?

– По-разному. Во-первых, такие системы уже начинают создаваться в ряде стран. Подобную систему построили в Индии, Кении, в Прибалтике. Планирует Россия. По образу нашей только за один год построили и запустили систему в Азербайджане. Другое дело, что их системы слабее. В том же Азербайджане система гораздо менее автоматизирована. Но зато там за короткое время приняли все необходимые законы, обеспечивающие нормальное функционирование системы.

В Европе система несколько иного уровня. Там создана система, к которой на платной основе могут подключаться операторы различных европейских стран. Все украденные в Европе телефоны вносят в единую базу и их не обслуживают операторы всей Европы. Подобную систему сейчас планируют ввести Соединенные Штаты. Достаточно много стран Африки и Азии развивают похожие технические структуры.

Однако, и это приятно отметить, очень многие государства проявляют большой интерес именно к нашей системе – АИСУМТУ. Не так давно, например, я встречался с заместителем генерального секретаря Международного союза электросвязи (МСЭ) г-ном Малькольмом Джонсоном по поводу проведения заседания рабочей группы МСЭ, посвященного проблеме создания и внедрения подобных систем. Уже подали заявки около 30 стран и организаций. Ведь сегодня все хорошо понимают, что мобильный телефон – это не только средство коммуникации, но и в определенной мере записная книжка, проездной билет, банковская карточка и так далее. Его потеря сопряжена с большими проблемами для человека, а потому неоценимой есть такая функция системы как борьба с воровством мобильных телефонов.

Очень остро во всем мире стоит проблема контрафактной продукции. По предложению УГЦР в качестве приоритетной на ближайшие годы признана и поднята на транснациональный уровень проблема борьбы с применением контрафактных устройств на телекоммуникационных сетях. Об этом мы и говорили с Джонсоном.

– Насколько я понимаю, сейчас за рубежом в основном ведется борьба не столько с контрафактом, сколько с кражами. А у нас как поступают с украденными телефонами?

– Никак. Мы говорили, что полноценная работа системы учета кодов IMEI позволяет разрешить такую социальную проблему, как воровство мобильников. На сегодняшний день это самый распространенный вид краж. Причем, зачастую разбой связан с нанесением увечий. И что самое печальное, чаще всего от этого страдают дети, подростки и пожилые люди. Мне известно, что больше 100 тысяч подобных случаев ежегодно только по одному Киеву. Наша система позволяет снять эту проблему с повестки дня – нет смысла воровать телефон, который не будет обслуживаться в сети.

Но для создания надежной и эффективной системы учета разрешенных для эксплуатации и безопасных для здоровья людей мобильных телефонов наличие одной лишь базы УГЦР недостаточно. Необходима еще и поддержка государства и выработка четкой государственной политики в сфере телекоммуникаций, что на сегодня пока не просматривается.

Start typing and press Enter to search